«Что такого странного в благодати?»

 

Фото Сергея Тараненко

То, что будет рассказано давно уже известно в круге преподавателей СПбХУ. Да и самим студентам. Начинается курс (то ли среди бакалавров, то ли на магистратуре) и преподаватель напоминает студентам, что работы нужно сдать в срок. Даются также инструкции о недопустимости плагиата. Этика и в Африке, и в России – этика.

И что вы могли бы себе подумать? Внушительная часть студентов работы во время свои нетленки не сдает. Но показательно еще и то, что среди самых «злостных» нарушителей дисциплины оказываются пасторы и миссионеры, старейшины и руководители домашних групп. То есть практики. А несколько плагиаторов из пастырей наших евангельских церквей оказываются в скором времени отчислены.

Пасторы! Да, учеба – не сладкое дело. Особенно, когда нужно сидеть за одной партой со своими же членами церкви…

Во времена создания корпуса некоторых апокрифов и псевдоэпиграфов в ранней церкви некоторые авторы подписывались именами апостолов. Сегодня бородатый студент христианского ВУЗа с торжественной скромностью подписывается под чужими мыслями и концепциями. Ничего себе так… И если в первом случае когда мы вспоминаем заповедь, то в последнем случае об этом: «не лжесвидетельствуй», ничего не помним. Ситуация по содержанию противоположенная, но похожая.

Мы не будем здесь говорить о нравственной недопустимости плагиата в христианских ВУЗах. Но автор хотел бы поделиться своими соображениями с читателями сайта: почему в евангельских церквах России сегодня такой застой? Известное дело, абитуриент богословского заведения сегодня весьма слаб. Но это не беда. Все можно со временем исправить. И продолжая серию статей, обозначим и вопрос «благодати».

Филипп Янси, известный для русскоязычной аудитории автор написал об этом целую интересную книгу «Что удивительного в благодати». А удивительным является и то, что многие христиане сегодня думают о ней. В богословском, конечно, значении. Наверное, я утружу дорогого читателя это прочесть. Но тут есть большая польза. У благодати, как вы увидите, в действительности, очень много значений. Вот они:

(1). Само спасение, сам Бог, Его Сын и его проявление есть благодать: Рим 1:5; Рим 5:15;

(2). Благодать – это дары Духа для служения в Церкви и для Церкви Еф 4:7; Рим 12:3,6 и 15:15; 1 Кор 3:10; Гал 2:9;

(3). Благоволение Лк 1:30;

(4). Тора – благодать Ин 1:16,17;

(5). Вся сумма эмоциональных, духовных и материальных благословений Дн 4:33-37; 2 Кор 9:8;

(6). Обращение людей к Богу есть проявление благодати Божией (Дн 11:21-23);

(7). Незаслуженный дар – Рим 11:6;

(8). Труд и работа, которую совершает Бог в человеке 1 Кор 15:10; 1 Тим 1:14;

(9). Посещение апостола – это благодать 2 Кор 1:15;

(10). Учение, проповедь, благовестие, труд и служение апостолов в наставлении – это благодать 2 Кор 6:1; Кол 1:6; Иуда 4;

(11). Знать о характере и служении Иисуса – это значит знать Его благодать 2 Кор 8:9;

(12). Преизбыточествующие плоды служения апостола в церкви – это благодать Божья (1 Кор 9:14);

(13). Возможность благовествовать язычникам – благодать Божья Еф 3:8.

(14). Слово, назидающее в вере – это благодать Еф 4:29; Лк 4:22;

(15). Учение самого Бога – это благодать Тит 2:11 (и Тит 3:14) «научающая нас» (см. хокма в ВЗ);

(16). Сила, действия и споспешествование, помощь Бога – это благодать Евр 4:16; 1 Пет 1:13; Гал 1:15; Евр 13:9; Дн 15:40;

(17). Дары царства, данные для служения – благодать Евр 12:28;

(18). Благословения смиренным – Иакова 4:2; 1 Пет 5:5;

(19). Благодать просто как часть приветствия Откр 1:4.

(20). Благодать как реальность искупления и оправдания: «получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе». Здесь переплетаются символы невольничьего рынка в употреблении слова «искупление» и культовая символика – «жертва умилостивления» Рим 3:24.

(21). Благодать – средство спасения. Еф 2:5,8; Тит 3:7.

Другими словами, “благодать”, словно лакмус, – слово, которое в зависимости от контекста проявляет множество оттенков и отражает различные теологические звучания.

Но вернемся к нашим студентам.

Конечно, писать работы исключительно сложно. Хотя бы на уровне реферата-парафраза. Не стоит тут описывать академические и психологические ломки студентов. Одно дело, что Божий служитель вещает с кафедры. Другое дело – критические суждения зрелого богослова: за слова нужно отвечать. И одно дело сказать вольную трактовку слов Павла в присутствии до-критически мыслящей аудитории. Другое дело: написать и посмотреть со всякой ответственностью в полные нежности и надежды глаза преподавателя.

Все через это проходили, кто учился. По-настоящему учился. Другое дело, так это реакция студента, который не может вовремя вернуть работу. И как я писал выше: бывают ими и пасторы церквей. Они в этом смысле этически мало чем отличаются от своих сокурсников. И вот дорогие «служители алтаря» начинают песнь: «У меня служение», «Я всегда поздно возвращаюсь из собрания», «Приехали гости, братья, спонсоры…», «У меня стечение людей», «Родилась дочка», «Детей не с кем оставить» и пр. Когда же служитель понимает, что ему со всяким предопределением кальвинизма влетит двойка, наступает самое интересное: преподавателя систематического богословия начинают учить на тему благодати. Или же звучит просто риторически упрекающее: «Разве Вы можете так поступить?! А как же благодать? Что скажет церковь? Дочка?» И в то же время мнение студентов (оставим теперь пасторов в покое) насчет благодати не бесспорное.

Когда в древности вассалу, некоему сюзерену царь дарил на долгую «дружескую» память коня, в те времена это заставляло феодала излишне нервничать и напрягаться. Мы думаем сегодня, что подарки – дело приятное. Однако не всегда и не во все времена. И все зависит от того, кто делает этот подарок. Так вот, когда царь давал своему подчиненному вассалу «белого коня», это значило только одно: да я должен теперь навеки быть ему обязан! Спасибки-спасибки-спасибки. Но теперь «крестный отец» сможет ко мне всегда, если что, обратиться! И отказывать нельзя. Взамен я ему теперь должен чуть ли не в десять раз больше!

Вот такая этика в античности.

И это многое значило для первых учеников в ранней церкви: Бог сошел с небес в виде человека Иисуса Христа. Он сам есть благодать. И все, что в этом мире мы имеем – это Его благодать. Но смерть и воскресение Его Сына – это что-то еще больше и драгоценней.

Недаром Павел пишет Титу, что «благодать нас научает отвергнуть нечестие мирские похоти, чтобы мы могли целомудренно, праведно и благочестиво жить сегодня в этом мире (см. Тит 2:12).

И это не пелагианство, прошу заметить. Для иудея Павла нас спасает благодать, сажая новообращенного на небеса, и одновременно перерождает его во Христе в другое творение. Оно, эта новая «поэма» (на греческом) создается для добрых дел (Еф. 2:10)!

Благодать, о которой просит студент-служитель – это на самом деле дешевая поблажка. Это отдает откровенным преступлением. Это не этично. Никогда не забуду пример из жизни в одной церкви: пастор перед экзаменами просит всю церковь молиться. Возвращается на следующий день из университета и заявляет с кафедры: “Я знал на двойку, но Бог(!) поставил четыре!”. После этого было трудно прийти в себя: неужели Бог поощряет этот не профессионализм, ведь пастор по прежнему не знает греческого языка… Одно дело – молитва и чудо. Другое дело, когда на нас с небес смотрит портрет бородатого идола и где-то нам так хитро и лукаво подмигивает. Бог ли это? И пр. Думаю, вы понимаете.

«По благодати» мы работаем. По благодати, возможно, «халявим» по полной программе, имея каждодневное очищение своей совести во Христе Иисусе. И когда преподаватель просит какие-то вполне реальные вещи, благодать – это сдать работу позже (а для некоторых радость – это полная отмена всяких письменных работ! Вот это благодать!).

На самом же деле, благодать – это кое-что противоположное. Это значит, сдать работу на неделю раньше! Вот это благодать делать то или иное во Христе профессионально! Написал другу имейл: перепроверь на предмет ошибок. Подмел пол: сделай чище. Если спортсмен: пробежал больше. Наемный водитель – следи за чужой машиной как для царя!

По «благодати» мы: Учимся. Работаем. Занимаемся семьей. Готовимся к проповеди. Строим церковь. Поем в хоре. Читаем в церкви стихи. Ходим в школу. Пишем работы. Нарушаем и соблюдаем обещания. И часто спрашиваем себя: Почему нет никакого плода? Почему нет роста и развития? Почему как-то все посредственно и серо в моей жизни? А ведь так хочет прийти и на голом месте, закидав всех чертей шапками, организовать очередную, но первую в городе баптистскую церковь со сверкающими куполами…

У одного пастора в России спросили: “Почему ты покупаешь ворованный цемент?” Ответ: “Ну я же должен как-то строить церковь?”

Но рост – это боль. Развитие – это труд, тяжесть, пот, бессилие и оставленность. Но сеющий со слезами, будет пожинать с радостью! Тяжело в учении, но легко в бою! Без труда не вытащить и рыбку без труда.

Будем пересматривать это слово: Бла-го-дать?

Виктор Шленкин

P.S. Все эти слова не означают, что у самого автора все просто в сказке. Он убежден, что жить по благодати – это нравственная, но в то же время творческая задача для каждого христианина. И если даже кто-то с этим не справляется, это не значит, что человек лжец и лицемер. Наличие лицемерия в обществе или в церкви – это прежде всего наличие ценностей. А у автора они имеются.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *