Сипко – мой брат во Христе!

 

От редакции: профессор теологии из Германии Герман Гартфильд оставил несколько комментариев на разных страницах сайта в дискуссиях на тему “Бей своих, чтобы чужие боялись!” Эти фрагменты заслуживают молитвенного внимания обоих сторон, и мы выносим их в отдельную статью. 

Сипко – мой брат во Христе!

В дискуссии о “поступке” Юрия Кирилловича Сипко меня лично печалит славянская нетерпимость.

Среди мирового баптизма существуют харизматические, кальвинистские, арминианистские, пуританские (чистые) и баптисты, соблюдающие субботу вместо воскресения. Меня приглашали и те, и другие, но, в основном, преподавал в русском братстве.

Для начала, небольшой экскурс в историю.

Харизматия ничто иное как движение протеста. Объясню в деталях.

Баптизм имеет свои теологические корни в кальвинизме (Сперджен, Онкен, Павлов). Один из основоположником русского баптизма Павлов учился в библейской школе Онкена в Гамбурге. Как известно, Павлов знал 25 языков. Онкен учил, что возрожденный христианин не может отпасть от Бога, и потому он навсегда спасен и избран Богом до творения мира. Павлов был пламенным миссионером, воодушевленный учением Онкена. В то же самое время братские меннониты были воодушевлены учением пиетизма, которые учили, что христианин в состоянии отказаться от Бога и может попасть в ад. Оба учения не вызывали протестов в русском баптизме и существовали параллельно. В душепопечении русские баптисты увещевали согрешающих, что оставаясь во грехе, они погибнут. Тех же членов церкви, которые не имели уверенности в спасении, они ободряли, коль ты один раз спасен, то ты навсегда спасен. Разделения по поводу кальвинизма и арминианизма начались в русском баптизме с момента появления в России американского пастора МакКартура и его самарской школы (“самарский синдром”).

Вернемся к пиетизму: основоположники пиетизма были возрожденные лютеранские теологи, практиковавшие детокрещение. Но они проповедовали скорое пришествие Христа, пророчествуя и указывая на определенное число пришествие Иисуса. Как известно, их пророчества оказались неверными. Они вошли в историю как “радикальные пиетисты”.

Русский баптизм отмежевался или отклонил такие пророчества, указывая, что Писание ясно говорят, что дня и времени 2-го пришествия никто, кроме Бога не знает. Таким образом баптизм стал очень осторожно относиться к учению о Духе Святом. В мое советское время было опасно проповедовать о Духе Святом, иначе заподозрили бы, что проповедник находится под влиянием пятидесятничества и его отлучили бы. Что и произошло с пастором ЕХБ Тушинской церкви из Москвы, который стал радикальным харизматом, склоняя других становиться харизматами. Сипко Ю.К. ничего другого не оставалось, как содействовать его отлучению. Я в то время как раз преподавал в МБС. Пастор харизматических “баптистов” Тушинской церкви в данное время во многом изменился, но я не его апологет.

Харизматия – это движение протеста против скудности среди нас, баптистов, учения о Духе Святом. Они считают, что все дары благодати, описанные в 1 Кор 12 должны проявляться во всех поместных общинах, но не каждый может говорить на иных языках, пророчествовать, исцелять и т.д. Харизматическое движение стало коррективом пятидесятников и также нас баптистов. Как пастор союза немецких баптистов я считаю, что мы не нуждаемся в МакКартуре, в харизматии и т.д., МЫ НУЖДАЕМСЯ В ЗДОРОВОЙ ПНЕВМАТОЛОГИИ, то есть в здравом библейскомго учении о Духе Святом.

Я с интересом наблюдаю за реакцией выступления брата Сипко Ю.К. в харизматической группе Ледяева, которого на Западе жестко критикуют за его отрицательное отношение к мужеложству. Циркулирует у нас на западе послание Йодера о Ледяеве за его нетерпимость к практике гомосексуализма.

От славянских баптистов такого послания я никогда не читал. В данное время для славян кажется важным отгородиться от Ледяева, но этические вопросы они совершенно не затрагивают.

Баптизм всегда был плюралистическим и таким он мне нравится. Я с интересом наблюдаю за движением Совета Церквей с его ригидностью, большой интерес вызывают кальвинисты, вдохновителем или основателем их учения был диктатор «Женевского Царства» Кальвин. Сперджен был кальвинистом, Павлов – семи-кальвинистом, Мазай – арминианист. Все они трудились для Господа и умирали за Него.

Спрашивается, а когда мы, славяне,  перестанем друг друга критиковать только за то, что мы разного мнения?

… В далеком сегодня 1966 году Николай Петрович Храпов и я посещали православный храм в Ташкенте. Священник попросил моего друга сказать короткую проповедь.

Что Николай Петрович и сделал, помню содержание: “Отец Небесный открылся нам в Сыне Своем, Который умер за наши грехи на кресте. Он воскресил Сына своего и только чрез веру в Иисуса Христа, чрез отдачи своей жизни Ему одному мы обретаем жизнь вечную. Все поклонения божественным изображениям Библия категорически запрещает. Только чрез покаяние, возрождение свыше и поклонение Богу живому мы спасаемы”.

Коротко, но точно и ясно.

Священник того храма, где Николай Петрович сказал слово, некоторое время спустя был призван свидетелем в суд, где слушалось наше совместное с Храповым дело. Когда священнику дали слово, удивительно, но он дал и судьям и КГБ такое свидетельство о нас: “Эти верующие – дети Божии и проповедуют чистое Евангелие.” Из других 150 свидетелей ни один ничего отрицательного тоже не сказал. Нас все же осудили, но не по-максимуму, вполне возможно, благодаря свидетельству батюшки. Храпову дали пять лет, мене – четыре года. Но сегодня не об этом…

В итоге в советских колониях я пробыл семь лет. Находились со мной монахи РПЦ, пятидесятники, адвентисты, христианские сионисты. Я вместе с ними всеми проводил молитвенные общения. И по сей день мы встречаемся, молимся и прославляем Бога за Его охрану и любовь к нам.

Не так давно я проповедовал у пятидесятников в Бонне и в проповеди говорил: “Вы пригласили меня, баптиста, сказать проповедь и на тему “Дары Духа Святого”. Интересная тема. Я буду как богослов переводить текст с греческого языка и толковать стих за стихом…”

Когда дошел до говорения на иных наречиях, я сказал: “Апостолы явно прославляли Бога на иных наречиях. Присутствующие из других народностей понимали их, другие нет. Говорение на других наречиях – языках был для апостолов миссионерским даром. Апостол Павел запрещает говорения на языках в собраниях, так как для этого необходим толкователь.

Я с со светскими учеными в Нью-Йорке исследовал 10 000 фрагментов аудиозаписи говорения на иных языках, и мы имели в компьютере словари всех доступных нам языков. И ни одно так называемое “наречие” не было опознано словарями. Да, вы говорите, что вы говорите на ангельских языках. Хорошо, допустим ангельские языки – Павел их упоминает, но ангелы понимают и говорят на всех языках мира на то они и посланники Бога.

Ваши языки явно не ангельские и не человеческие. Как богослов, обращаю ваше внимание на то, что и в языческих храмах практиковалось говорение на иных языках, исламисты, буддисты и т. д. тоже имеют движение и практику говорения на иных языках. Как ученый-психолог я могу объяснить говорение на иных языках с психологической точки зрения.

Я вас очень прошу продумать свою практику, каждый лично без предвзятости, читая внимательно Библию.”

Закончил проповедь тем, что сказал: “Пусть Господь сам откроет ваши глаза на Его истину. Мы все понимаем отчасти и наши познания отчасти, что не оправдывает наши незнания. Иисус призывает нас исследовать Писания, к чему я вас призываю.”

Удивительно то, что пятидесятники перестали в Бонне на своих богослужения говорить на других языках.

С другой стороны, вы могли слышать мой рассказ об одном миссионере-баптисте, который не изучал наречия африканцев из Мали и там вдруг стал проповедовать на их языке. Он этого языка и по сей день не знает, вернувшись в Германию. Для некоторых верующих это сказка – ну,и отлично. Сегодня в христианстве мы имеем намного больше неверующих, нежели они имеются среди неверующих.

Баптизм, как структура себя изживает и в Германии, и в России. Ортодоксия и догматизм наши церкви губит. На их руинах растут новые молодежные церкви, которые в домашних библейских кружках исследуют Писание.

Я уже пенсионер, но ничто и никто не заставит меня прекратить проповедовать чистое евангелие Христово, будь-то на немецком общественном радио, в Бундестаге или перед европейском парламентом. Если я это делал и делаю перед преступниками в тюрьмах, почему бы и Папе Римскому не высказать истину, которую он искажает?

Я слышал проповеди Сипко в Москве и на Западе и благодарил Бога за данный ему дар. Такого дара у меня нет. Я учитель, он благовестник и слава Богу за это.

У меня, читая его критиков, создается такое впечатление,  что делятся все из-за зависти, присоединяясь к хору клеветников, князя, которого Бог низверг со Своих небес.

Нам пора искать мира Христово и просить Бога мудрости везде и всюду прославлять Его Чудное Имя.

Я критиков Юрия Кирилловича не знаю и не знаком с ними. Но я знаю брата Сипко, как и знал брата Храпова, на которого тоже в свое время обрушивалась масса клеветы. Я его защищал и защищаю и Сипко. Он мой брат во Христе. Точка.

А критикам Юрия Сипко недостает только одного — коммунистических концлагерей…

Hermann Hartfeld

————————–

Дорогие читатели, мы ждем и ВАШИХ материалов: http://www.slavicvoice.org/blog/

 

Leave a Reply